mmv13

Category:

Читая Хлевнюка и думая об исторической правде.

Продолжу свои размышления об истоках «смутного времени» СССР (начало здесь). Кто и зачем менял количество и состав управляющей группы страны после Великой Отечественной? Мог ли Сталин на закате своей жизни вообще принимать самостоятельные решения? Чем больше знакомишься с подробностями, тем менее очевидными становятся основные версии событий 1945-53 годов. Кто-то из историков отвечает на поставленные вопросы так: всё обусловлено необходимостью повысить управляемость страны. Ведь, верхушка перестала справляться с ростом числа задач и их усложнением из-за недостаточного уровня образования, накопленных войной перегрузок и преклонного возраста. Им возражают: Ерунда! Всему виной — желание тирана усидеть на троне и нездоровые интриги «кровавого маньяка», сталкивавшего лбами претендентов.

Уже по политическим взглядам исследователя догадываешься, какие аргументы он будет подыскивать и какие объяснения он даст целям и поступкам советской верхушки и лично Иосифа Виссарионовича. 😊 Мне не очень понятно, почему признанные «толкователи» истории не скажут честно: в открытой архивной информации недостаточно аргументов для однозначного ответа на поставленные вопросы. И все исследователи поневоле вступают на зыбкое поле верований, ассоциативных доказательств и предположительных выводов. Может, в архивах, таки, лежат не опровержимые ответы? 😊

Но важно не упускать из виду косвенный довод: у антисталинистов было достаточно времени и поддержки властей, чтобы снять все сомнения в своей правоте работой в архивах. Ведь, ещё советское руководство после смерти Джугашвили приложило руку к критике его деятельности, затруднив сторонникам Сталина возможность ответить на выдвинутые в его адрес обвинения. Почему же на свет из сейфов с секретами не явлены неопровержимые документы, подтверждающие виновность лично генсека, а те, что появляются, лишь повышают градус сомнения?

Жизненные ситуации повторяются в силу неизменности человеческой натуры и используемых в борьбе за власть методов. Обвинения демократической прессы времён 1МВ, в адрес Ленина, который якобы работал на немецкую разведку, не подтвердились трудами комиссии Временного правительства после Февральского переворота. Её деятельность, начавшись с помпой, тихо и незаметно прекратилась. Аналогично в 90-е годы прошлого века была свёрнута работа комиссии демократов, которая не смогла подтвердить масштабы репрессий в СССР, растиражированные антисоветской пропагандой.

Для большей объективности, я привлеку в оппоненты и поставщики фактов известного антисталиниста О.В. Хлевнюка с его книгой «Холодный мир. Сталин и завершение сталинской диктатуры».

Чтобы проиллюстрировать методику, постоянно используемую тенденциозными историческими исследованиями, вынужден начать с разбора одного показательного, произвольно выбранного отрывка из его книги. Чужой текст – курсивом. Все способы выделения – мои. Итак, отрывок из книги:

В доносе, который Рюмин подал на имя Сталина 2 июля 1951 года, Абакумов обвинялся в различных преступлениях, главным образом в том, что он тормозил расследование дел о группе врачей и молодежной еврейской организации, якобы готовивших покушения против вождей страны[401]. Обстоятельства появления заявления Рюмина почти неизвестны. Рюмин мог подать заявление как по собственной инициативе, так и по подсказке сверху. Сам Рюмин, арестованный после смерти Сталина, на допросе показывал, что написать донос его заставила боязнь за собственную судьбу. Дело в том, что в 1950 году Рюмин забыл в служебном автобусе папку с важными документами, за что получил взыскание по служебной и партийной линии. Кроме того, в мае 1951 года управление кадров МГБ начало проверку сведений о ближайших родственниках Рюмина и выявило, что он скрыл ряд компрометирующих фактов. Рюмин написал рапорт по этому поводу, но и в нем не стал упоминать, что его отец торговал скотом, брат и сестра осуждены, а тесть в годы Гражданской войны служил в армии Колчака[402]. Эти признания Рюмина похожи на правду. Напомним, что с начала 1951 года в МГБ из партийного аппарата был назначен новый заместитель министра по кадрам, что явно предполагало проверку аппарата министерства. Донос Рюмина вполне мог быть следствием этой проверки, затеянной Сталиным. Скорее всего, Сталин рассчитывал получить именно такого рода доносы, а поэтому бумага Рюмина сразу же попала в центр внимания высшего руководства страны.

Пока неизвестны документы, позволяющие точно выяснить, каким образом заявлению Рюмина был дан ход. Помощник Маленкова Д. Н. Суханов в своих воспоминаниях утверждал, что именно Маленков передал донос Сталину[403]. Вполне возможно, что какой-то первоначальный донос Рюмина был с чьей-то помощью (например, того же Маленкова) переработан и заострен. Несомненно, однако, что любые усилия скомпрометировать Абакумова не имели бы успеха, если бы это не соответствовало намерениям Сталина.

Казалось бы, в небольшом отрывке нет необходимости и даже не очень литературно часто упоминать одну и ту же фамилию, не пользуясь синонимами. Но такая подача надежнее достучится до некоторых особенностей человеческой психики, поневоле сфокусировав внимание на «вездесущем» диктаторе. Читатель, не желая того, проникается подспудно тезисом: «тиран» — везде и за всё в ответе. А ведь, в некоторых случаях автор упоминает Сталина и спорно, и бездоказательно. Судите сами.

«Донос на имя Сталина» попал совсем не напрямую к генсеку и не совсем корректно назван доносом уже хотя бы потому, что на него ссылается Закрытое письмо ЦК ВКП(б) «О неблагополучном положении в Министерстве государственной безопасности СССР» от 13 июля 1951 г., где чёрным по белому написано:

«2 июля 1951 года ЦК ВКП(б) получил заявление старшего следователя следственной части по особо важным делам МГБ СССР т. Рюмина, в котором он сигнализирует о неблагополучном положении в МГБ со следствием по ряду весьма важных дел.

1. Почему д.и.н, даже не упоминая об этом документе, совершенно не корректно называет заявление в адрес ЦК «доносом на имя Сталина»? Под доносом понимают либо личный «шепоток» на ушко «сюзерена», либо анонимное письмо, которое, кстати говоря, может быть вполне правдивым. На лицо: тенденциозная подача материала на грани правды и лжи, или манипуляция сознанием читателя.

2. Зачем многозначительно нагнетать, утверждая, что «обстоятельства неизвестны»? Хлевнюк часто позволяет себе домысливать даже за генсека без подобной ремарки. Рюмин публично не сообщил обстоятельства? Сообщил и на последовавших в своё время допросах, вполне разумно (для Хлевнюка, но не для меня) пояснил: мол, боялся (непонятно чего), хотя уже и получил взыскание за халатность.

3. Далее историк позволяет себе без аргументов не очень вероятное допущение того, что Рюмину кто-то подсказал «донести» в ЦК. Либо он боялся наказания, либо ему подсказали. 😊 Но причём здесь Сталин, вокруг которого кружатся все рассуждения автора? Он лично или через доверенное лицо попросил Рюмина написать в ЦК, чтобы начать проверку? Кто генсеку мешал затеять проверку без предлога или использовать в качестве оного любое из многих постоянно приходящих в ЦК заявлений-доносов? Зачем легко и непринуждённо фантазировать, нагромождая одно маловероятное предположение на другое?

Не менее правдоподобно, к примеру, выглядит альтернативная версия, что раскрутка сигнала в ЦК могла последовать с подачи лиц, метивших на чьё-то место. Сегодня открывается в спецхранах огромное количество доносов по низменным, меркантильным соображениям безо всякой привязки к «тирану» с его «нездоровой психикой». Наоборот: стучат и клевещут ближайшие родственники и масса «честнейших» интеллигентных персонажей, о которых никто никогда бы и не подумал ничего такого. Кстати, это — одна из причин молчания и отсутствия публикаций разоблачений сегодня. Наследники идут в архив. Их знакомят с документами, которые не красят предков. И волна гневных требований «донести правду до народа» тихо спадает. 😊

4. Наконец, откуда Хлевнюк знает, что проверку затеял именно «диктатор», если не приводит к тому ни одного настоящего доказательства? Наоборот, сам автор (и не только он) упоминает, что заявление Рюмина в каком-то виде Сталину принёс Маленков. Хлевнюк утверждает, что тот был, фактически, первым заместителем генсека по партии в то время.

Правдоподобнее (но не менее бездоказательно 😊) предположить, что Рюмин написал в ЦК под давлением и с участием Маленкова. В этом случае все рассуждения и объяснения произошедшего, предложенные историком, придётся пересмотреть. Это не ясно Хлевнюку?

Так, чей же протеже этот Рюмин, если он в СМЕРШе работал с 1941 года по Архангельскому ВО? А Абакумов пришёл на высокую должность начальника управления ОО в Москве приблизительно в тоже время?

С доказательствами у исследователя — не густо. Но атмосфера нагнетается, а решение без серьёзных оснований подгоняется под ответ…

5. Да, и вообще, что это за формулировка? Как генеральный секретарь партии мог рассчитывать (по Хлевнюку) получать «такие» заявления в отдел писем ЦК? Сколько уровней между контролем за поступающими письмами и Сталиным? И на каждой ступеньке надо контролировать и отслеживать задуманное. Зачем и как при наличии жестко выстроенной структуры в партии, где за каждое направление деятельности отвечали свои заместители со своим аппаратом подчиненных, которые никак не набирались генсеком лично и потому работали на своего «шефа»?

6. Позвольте и мне сделать предположение 😊: бумага Рюмина сразу же попала в центр внимания высшего руководства, потому что не была анонимкой и пришла в ЦК от старшего следователя по особо важным делам МГБ. Уровню заявителя и тематике «О неблагополучном положении в Министерстве государственной безопасности СССР» соответствует и скорость реакции, и нежелание на всех уровнях брать ответственность по вынесению далеко идущего вердикта.

Подобное объяснение, кстати, соответствующим образом характеризует качество работы партийного аппарата. И это – не моё пустое предположение. В качестве косвенного аргумента можно вспомнить скорость реакции руководства страны на сигналы с мест о перегибах с раскулачиванием. А уж нежелание брать на себя ответственность — основная задача чинуш.

7. Далее Хлевнюк совершенно необоснованно и тенденциозно называет претензии к Абакумову «компрометацией». Как это понять? Информация о руководителе — лжива или содержит скрывавшуюся им правду? И в любом из возможных случаев можно найти более реальных интересантов, желающих должность Абакумова или ослабления тех сил, интересы которых он мог представлять (вся жизнь, как и для простых смертных, – борьба 😊).

8. И да, господин Хлевнюк с поддержантами 😊, улучшение работы МГБ вполне отвечает намерениям и генсека, и ЦК, как вам это не покажется странным. И сегодня подобные цели актуальны для руководства любой страны и организации…

9. Читателя ещё вводит в заблуждение то, что автор ведёт повествование, как будто отлично осведомлён о мыслях и намерениях «тирана», хотя тот вряд ли докладывал историку о них с того света. 😊

А ведь, я не стал придираться к постоянно встречающимся по всему тексту: якобы, мог, похожи на правду, предполагало, скорее всего, вполне возможно. Историк предполагает, допускает, намекает, чем создаёт у читателя впечатление безальтернативности выводов и отсутствие сомнений. Но к тому нет никаких веских однозначных доказательств в научном смысле! 

Все «однозначные» выводы при вдумчивой анализе и проверке — не более чем «доносительство» с гаданием на кофейной гуще, допускающее совершенно противоположное толкование.

Столь многословный и подробный разбор маленького кусочка книги проведён мною, чтобы показать, на каком песке можно выстроить безапелляционные претензии к работе «сталинской группы управления» вообще и генсека, в частности.

Читатели ещё с советских времён склонны доверять книгам специалистов. А дилетанты, активно интересующиеся вопросами, уже отмечают зыбкость оснований исторических версий, но кто же их будет слушать? 

Но и оппонентам Хлевнюка надо внимать с такой же осторожностью и не стоит отталкиваться исключительно от чистоты помыслов и патриотического альтруизма в действиях высоких государственных персон. Ведь, политика – грязное дело по любому. Так что, тщательнее надо, товарищи бойцы фронта пропаганды. Аккуратнее несите гордое звание российского историка! 😊

Мы же прошлое нашей страны пытаемся понять и очистить от фальши, чтобы сделать из него верные выводы на будущее. Чтобы отделить зерна от плевел и не попадать больше в ситуации установки памятников Ивану Сусанину, который вроде и был, но уж точно «жизнь за царя» в том виде, который придуман для либретто, не отдавал…

Но, если вернуться к эпизоду с рюминским заявлением и секретным постановлением ЦК, то существует ничуть не менее обоснованная точка зрения о том, что упомянутые документы сфальсифицированы:  

… кое-какие моменты письма доказывают, что оно является фальшивкой. К тому времени письмоводители государственного аппарата успели выучить русский язык, так что они никогда не написали бы: «снять Абакумова В.С. с работы министра». Для сравнения: две выдержки из подлинных документов.

Док. 7.3. Из постановления Политбюро о положении дел в компартии Грузии. 27 марта 1952 г.

«1. снять т. Чарквиани с поста первого секретаря ЦК КП(б) Грузии, отозвав его в распоряжение ЦК ВКП(б) для назначения на другую работу»…

Когда родилась эта фальшивка, тоже можно примерно определить. В комиссию, упомянутую в ней, входили, кроме партийных функционеров Шкирятова и Игнатьева, Берия и Маленков. Стало быть, появилась она после 1957 года, когда Маленков уже не мог увидеть этот документ и опровергнуть его. (Не все фальшивки абакумовского дела изготовлены одновременно, некоторые, по-видимому, относятся даже к июню 1953 года)…

А Хлевнюк, сам же уверенно допускающий фальсификацию допросов, даже и не предполагает такой возможности касательно других документов, потому что это противоречит его точке зрения… Вот, он и не упоминает возможное объяснение, озвученное Прудниковой Е.А.: То, что письмо – подделка, ясно и так, а теперь понятно и зачем она, эта подделка, понадобилась. С ее помощью главным противником пыток в МГБ представляли Игнатьева…

И получается, что не зря я упомянул о «смутном времени» в истории СССР, раз разброс мнений столь велик и многообразен. Что то там от нас скрывают. 😊

Сейчас – эпоха превалирования либерального концепта. Было бы здорово, если мы, качнувшись в сторону одних преувеличений, не улетели от истины ещё дальше в противоположном направлении, сведя весь сталинский период к всесилию лидера Советского государства и его психическому нездоровью…

Давайте не мерить сталинское время по критериям, к которым никто не сводит другие периоды. Мне кажется, его надо препарировать на базе единого для всех подхода, предполагая, что взаимодействия личности, управленческой элиты и народа подчинялись общим правилам.

Не стоит забывать, что правление английской королевы стремится к 70 годам без потери уважения англичан. Белорус Лукашенко прошёл отметку в 26 лет и вполне договоропригоден для его коллег по президентскому цеху. Наш руководитель Путин уверенно ведёт страну к свершениям уже 20 лет. Ну, не будем же мы утверждать, что любое долгосрочное пребывание управителя на «олимпе» определяется только отклонениями его психики от обывательской нормы, жаждой власти и диктатурой? 😊

продолжение

promo mmv13 december 25, 2017 13:45 3
Buy for 100 tokens
Материал Деда Сергеича о равноправии национальностей в мире подвиг меня опустить дискуссию на внутригосударственный уровень. В ООН один голос имеет и лимитроф с населением в миллион человек, и государство, в котором проживает на порядок больше граждан. Что же тогда говорить о…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened