mmv13 (mmv13) wrote,
mmv13
mmv13

Categories:

О “сплоченности” группы Сталина (вопрос конкурентных выборов по Ю. Жукову).









В книге историка Ю. Жукова “Народная империя Сталина” достаточно подробно описана попытка демократизации избирательной системы СССР в 1937 году. Судя по приводимым документам, планировалось перейти на соревновательное выдвижение нескольких кандидатов от любых организаций. Далее тайным голосованием из полученного списка предлагалось на всех уровнях выбирать каждую персону в состав органов управления страной при всеобщем избирательном праве.


Цитаты из книги вполне доказательно опровергают наличие у Сталина не только диктаторских полномочий, но даже и устойчивого контроля над большинством в некоторых принципиальных вопросах. Кроме того, историк указывает на присутствие важных документальных лакун, которые могут скрывать серьёзные аргументы против хрущевской и либеральной точек зрения оценки сталинского периода СССР. Далее, как обычно, цитаты из книги — курсивом, которые буду сопровождать некоторыми комментариями в направлении вопроса, который меня всё более волнует: “А была ли сталинская группа, как таковая”?


“К концу августа Я.А. Яковлев и его аппарат практически завершили подготовку всех документов, необходимых для предстоящих альтернативных выборов. Утвердили в ПБ образцы избирательных бюллетеней и конвертов для них, удостоверений на право голосования, счетных листов, протоколов голосования, списков избирателей.[202]



Два из этих документов однозначно свидетельствовали об альтернативности готовившихся выборов. Так, образец избирательного бюллетеня содержал три фамилии — разумеется, и они сами, и их число являлись чистейшей условностью. Но уже предельно безусловным по смыслу был текст, помещенный над ними справа:


«Оставьте в избирательном бюллетене фамилию ОДНОГО кандидата, за которого Вы голосуете, остальных вычеркните».

Столь же определенно указывал на выдвижение по меньшей мере двух кандидатов и один из разделов образца «Протокола голосования» по избирательному округу. Именно в нем содержались трафареты, раскрывавшие главную особенность приближавшихся выборов.


«Если ни один из кандидатов не получил абсолютного большинства голосов, окружная избирательная комиссия отмечает это следующим образом: В соответствии с результатами голосования… окружная избирательная комиссия установила, что из общего числа поданных по округу голосов, признанных действительными, ни один из кандидатов в депутаты не получил абсолютного большинства голосов. Ввиду этого на основании статьи 107-й Положения о выборах в Верховный Совет СССР… окружная избирательная комиссия объявляет перебаллотировку нижеследующих двух кандидатов, получивших наибольшее количество голосов.

… (фамилия, имя, отчество) от… получил… голосов… (фамилия, имя, отчество) от… получил… голосов и назначает день перебаллотировки на… дня… месяца… года, то есть не позднее чем в двухнедельный срок по истечении первого тура выборов».

Завизировали образец протокола окружной избирательной комиссии Сталин, Молотов, Калинин, Жданов, Каганович.


31 августа, признав данную часть работы выполненной, ЦК образовало «предварительную», как ее назвало решение, комиссию ЦК ВКП(б), ЦИК и СНК СССР, которой и предстояло уже официально внести на рассмотрение ближайшего пленума все вышеперечисленные документы. Председателем ее стал Я.А. Яковлев. Завершить всю необходимую работу комиссии следовало не позднее 5 октября, вскоре после чего и должен был быть созван Пленум...


Как видим, под эгидой генсека работала группа, готовившая избирательную реформу. Жуков предполагает, опираясь на цитаты стенограмм выступлений и проекты документов, что Сталин продвигал идею о необходимости выведения из руководства страной лиц, находившихся там на основании заслуг прошлого, и переставших соответствовать и по поведению, и даже по образованию сложности текущих задач. Руководил подготовкой реформы Я.А. Яковлев. А поддерживали готовившуюся точку зрения, как минимум, Молотов, Калинин, Жданов, Каганович. Что же происходит дальше?


“Вслед за тем Я.А. Яковлев продолжил подготовку к выборам, но уже в несколько своеобразной форме. По личному поручению Сталина несколько скорректировав статью 22 главы 11 Конституции, разработал изменение административно-территориального деления РСФСР, что и было с 11 по 28 сентября утверждено сначала ПБ, а вслед за тем и президиумом ЦИК СССР. Так на карте страны появились вместо Азово-Черноморского края — Ростовская область и Краснодарский край, вместо Северной области — Архангельская и Вологодская, вместо Восточно-Сибирского края — Иркутская и Читинская области, вместо Московской области — Московская, Тульская и Рязанская, вместо Западно-Сибирского края — Новосибирская область и Алтайский край, из Воронежской области выделили Тамбовскую, а на месте Западной и Курской образовали Смоленскую, Курскую и Орловскую. Кроме того, скорее всего при прямом участии или по поручению Яковлева, тогда же, 22 сентября, и на Украине образовали четыре новые области: Полтавскую, Житомирскую, Каменец-Подольскую и Николаевскую.


Такая лишь на первый взгляд очередная бюрократическая мера призвана была сыграть довольно значительную роль в ближайшее время. Прежде всего, она существенно меняла число избирательных округов, создавая дополнительные места в Верховных Советах как СССР, так и РСФСР, УССР. Более того, сразу же приводила к увеличению числа членов широкого руководства, способствовала изменению в нем расстановки сил…”


Я не заметил у Жукова обоснование утверждения, что коррекцию размеров областей предложил лично Сталин. По каким то причинам сторонники реформы решили серьезно и качественно изменить многие территориальные единицы страны, что приводило к увеличению числа политических персон в высшей  власти государства, и уменьшало вес значительного числа других руководителей. Если до этого момента тревожное недовольство элитных бюрократов было «подковёрным», то тут оно открыто проявилось конкретными действиями.


“Но данное поручение, как оказалось, стало последним, выполненным Я.А. Яковлевым. Судя по косвенным данным, в день открытия Пленума, 12 октября 1937 года, он был арестован. Однако протоколы ПБ ни тогда, ни позже так и не зафиксировали обязательное при таких обстоятельствах освобождение его от должностей заведующего сельхозотделом ЦК и первого заместителя председателя КПК. Случай редкий.


Что же произошло с Я.А. Яковлевым? Чем было вызвано его устранение — на протяжении полутора месяцев тайное, без огласки, да еще и за несколько часов до открытия Пленума ЦК ВКП(б)? Почему убрали человека, два года игравшего одну из главных ролей на политической сцене: в разработке конституционной реформы, подготовке текста новой Конституции и невиданного в истории страны действительно демократического избирательного закона, всех документов, необходимых для выборов?”


Если соглашаться с версией Жукова, то демонстративно и оперативно выдернули не последнюю карту из колоды «всесильного» генсека…


Только после этого, 30 сентября, ПБ в лице Сталина, Молотова и Ворошилова наконец установило дату созыва Пленума — 10 октября, и повестку дня, включающую всего два пункта:


«1. Вопросы избирательной комиссии по выборам в Верховный Совет СССР. 2. Текущие вопросы».

Примечательно, что докладчик по первому вопросу определен почему-то не был…” 


“7 октября устоявшийся, сделавшийся даже до некоторой степени рутинным ход работы внезапно нарушился. Сталин и Молотов от имени ПБ приняли постановление, ликвидировавшее прежде декларированное равноправие ВКП(б) и общественных организаций при подготовке и проведении выборов…”


“В соответствии с ним ЦК нацкомпартий были обязаны к 10 октября наметить состав республиканских избирательных комиссий, крайкомы и обкомы в тот же пятидневный срок — окружных, а к 15 октября «тщательно проверить и утвердить председателей и секретарей участковых избирательных комиссий». Все три варианта списков следовало тут же «представить на утверждение ЦК».”


Если внимательно следить за последовательными шагами в подготовке проекта реформы выборов, то – налицо прямая уступка Сталина оппонентам в виде повышения роли партии в организации самого процесса, которая, все равно не устроила тайных противников демократическим переменам.


Но как бы то ни было, можно все же констатировать следующее. К 19 часам 15 минутам 9 октября, когда все посетители покинули кабинет Сталина, общая концепция выборов, включая и альтернативность, все еще не претерпела существенных изменений. В своем изначальном виде она была внесена 10 октября на рассмотрение ПБ, которому в соответствии с традицией и как обычно бывало формально, следовало, обсудив, обязательно одобрить выступление Молотова на пленуме — в тот же день, спустя час или два.


В 6 часов вечера в кабинете Сталина собрались Андреев, Ворошилов, Каганович, Калинин, Косиор, Микоян, Молотов, Чубарь, Жданов и Ежов — все без исключения члены ПБ и секретари ЦК. Отсутствовали лишь кандидаты в члены ПБ Петровский, Постышев и Эйхе, которые должны были уже находиться в Москве, но которых по неизвестной причине в Кремль не пригласили. Через три часа после начала заседания в кабинет вошли Мехлис, Стецкий, Яковлев и Горкин и пробыли там всего тридцать минут.[203] А через полчаса после их ухода, в 10 часов вечера, заседание ПБ неожиданно завершилось переносом открытия Пленума на сутки — на 7 часов вечера 11 октября. И утверждением тезисов выступления Молотова:


Как выдвигать кандидатов (колхозы, заводы, конференции).


Параллельные кандидаты (не обязательно) (выделено мной. — ЮЖ.).


Беспартийных — 20–25 %.


Порядок формирования избирательных комиссий (в центре и на местах).


Так что же произошло в тот вечер? Несомненно одно. Договоренности по проекту постановления Пленума и непременно основанного на нем выступления Молотова достичь не удалось. Большинство членов ПБ решительно отвергли альтернативность выборов, от чего Сталин, Молотов, Андреев и Калинин еще не смогли отказаться. Скорее всего, солидарную с ними позицию занял и Жданов, имевший полную возможность выразить несогласие, если бы оно у него было, накануне, не доводя дело до открытого противостояния.


Выступить же против должны были, по меньшей мере, пятеро, ибо при девяти членах ПБ голоса их никак не могли разделиться поровну. Следовательно, не кто иной, как Ворошилов, Каганович, Косиор, Микоян, Чубарь, а также Ежов, и смогли изменить обычный ход заседания и добиться его продолжения на следующий день, чтобы принудить сталинскую группу внести в проект постановления Пленума и в тезисы выступления Молотова принципиальные коррективы...”


А это уже прямой провал сталинского проекта. Вот вам и всесильный диктатор. И поведение его ближайших соратников никак нельзя назвать неукоснительным подчинением и трусливым подмахиванием любым планам генсека. Можно вполне допустить и то, что у некоторых первоначальная поддержка могла смениться на негативную оценку под влиянием позиции противников реформы. 


События середины тридцатых годов и слишком заметная в том роль первых секретарей ЦК нацкомпартий, крайкомов и обкомов, окончательно убедили Сталина в собственной правоте: в том, что партия нуждалась в незамедлительном коренном реформировании…”


Сдается мне, что если историк прав в фактах, то Сталина и во многом другом убедила прошедшая политическая партия. В частности, не ясно становилось, на кого он в дальнейшем мог бы безоговорочно опираться? И была ли вообще неукоснительная и безоглядная поддержка со стороны хоть кого-то из узкой группы управления? А сторонники либеральных оценок взаимоотношений в высшем руководстве пусть предложат другие версии объяснения произошедшего.


Как следует из приведённых историком фактов, точное количество и персоналии голосовавших “против” реформы не известно, хотя именно их решение прошло. У Жукова нет достаточных доводов, чтобы даже указать на то, кто изначально поддерживал генсека и остался с ним солидарен до конца.


Что в таком случае говорить о расширенном руководстве в лице руководителей республик и областей. Не стоит забывать, что многие области тогда были значительно крупнее современных. Значит, их «персеки» чувствовали себя по тем временам местными царьками. И как же описанная ситуация развивалась далее?


“…24 января 1944 г. Маленков направил этот документ Сталину. Проект был столь необычным, важным, беспрецедентным…


В целях ликвидации указанных выше недостатков в работе партийных и государственных органов Пленум ЦК ВКП(б) считает необходимым:

а) покончить с установившейся вредной практикой дублирования и параллелизма в руководстве хозяйственным и культурным строительством со стороны местных партийных и государственных органов, с неправильной практикой подмены и обезличивания государственных органов и полностью сосредоточить оперативное управление хозяйственным и культурным строительством в одном месте — в государственных органах…

признать целесообразным, чтобы первый секретарь ЦК коммунистической партии союзной республики, крайкома, обкома, окружкома, горкома, райкома партии был одновременно и председателем Совнаркома союзной (автономной) республики; исполкома краевого, областного, окружного, городского, районного Совета депутатов трудящихся…

упразднить в горкомах, окружкомах, обкомах, крайкомах, ЦК компартий союзных республик должности заместителей секретарей по отдельным отраслям промышленности, торговли, транспортам сельского хозяйства, а также соответствующие отделы партийных органов…

Сталин проект поддержал. Собственноручно написал резолюцию: «За (с поправками в тексте). И. Сталин»…


В некотором смысле можно сказать, что Сталин с окончанием войны решил повторить «заход» 37-го года несколько под другим соусом, закрепляя ответственность управления за персеками без смещения их с постов. 


После столь явно выраженного мнения Сталина к сторонникам проекта присоединился Андреев. Казалось, теперь уже не будет никаких неожиданностей и сбоев, документ безоговорочно одобрят все. Но именно этого и не произошло. 26 января вместо Пленума состоялось заседание узкого руководства, оно же — ПБ, на котором проект данного постановления не только категорически отвергли, но и вычеркнули вообще из повестки дня Пленума










Не иначе — от страха перед кровавым тираном и диктатором произошло... 


Мне кажется, приведённые эпизоды сильно противоречат общепринятой точке зрения о "полном контроле" генсека над своими соратниками. Не подтверждается и их подчиненная забитость и несамостоятельность.


Добавлю еще парочку напрашивающихся выводов. Состав узкого круга управления страной - явно не монолитен. А его поведение и взаимоотношения не отличаются заданностью и предопреденностью.


Если же говорить об альтернативных выборах, то, мне кажется, до них не дорос не только партактив через 20-30 лет после революции, но и ситуация, и население страны Советов на тот момент развития. Если согласиться с такой постановкой вопроса, то и предлагаемое генсеком решение было не совсем продуманным и очевидно положительным.


Tags: Сталин и наследники, борьба за власть в СССР, жуков, сталин
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo mmv13 december 25, 2017 13:45 3
Buy for 100 tokens
Материал Деда Сергеича о равноправии национальностей в мире подвиг меня опустить дискуссию на внутригосударственный уровень. В ООН один голос имеет и лимитроф с населением в миллион человек, и государство, в котором проживает на порядок больше граждан. Что же тогда говорить о…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 58 comments

Recent Posts from This Journal