mmv13 (mmv13) wrote,
mmv13
mmv13

Categories:

Как Ленин солидаризировался с нынешними либералами (послезнайка читает ранние статьи).

Сразу же, предваряя возражения некоторых оппонентов, замечу следующее: кому-то может показаться бессмысленным подобное копание в давно минувшем. Но все взаимосвязано. И настоящее выросло из того самого прошлого, исследование которого может помочь избежать ошибок сегодня и в будущем. Анализ данной статьи лидера большевиков подтверждает следующий тезис: особенности взгляда Ленина на "национальный вопрос" определили устройство будущего государства СССР, фактически продавленного авторитетом вождя в пику предложениям Сталина. В свою очередь эта выбранная структура наложила отпечаток на формирование и развитие межнациональных отношений в СССР, что отразилось и в постсоветской России. Для меня же немаловажно и то, что мой личный вывод о более адекватном сталинском подходе к организации взаимодействия наций в государстве, нашел подтверждение при разборе ленинских тезисов этой статьи.

Давайте проанализируем написанное Лениным в конце 1913-го, базируясь на нашем "послезнании", и посмотрим на выдвинутые им тезисы.


НУЖЕН ЛИ ОБЯЗАТЕЛЬНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЯЗЫК?
Либералы отличаются от реакционеров тем, что, по крайней мере, для начальной школы они признают право преподавания на родном языке. Но они совершенно сходятся с реакционерами насчет того, что обязательный государственный язык должен быть.
Что означает обязательный государственный язык? Это значит практически, что язык великороссов, составляющих меньшинство населения России, навязывается всему остальному населению России. В каждой школе преподавание государственного языка должно быть обязательно. Все официальные делопроизводства должны обязательно вестись на государственном языке, а не на языке местного населения.

Интересно посмотреть на Российскую империю в свете первой переписи. И на сколько она отличалась от сегодняшней ситуации, о чем никто уже и не думает. А ведь отличие было разительным в пропорциях титульной нации к населению царской и современной России. Хотелось бы, чтобы эти отличия мои современники не теряли при сравнении. Результаты переписи 1897 года лишь иллюстрируют это:

По родному языку, крупнейшие языковые группы, в порядке убывания: великороссы — 44,3 %, малороссы — 17,8 %, поляки — 6,3 %, белорусы — 4,3 %, евреи — 4,0 %.

Вот откуда возникает формальная правота Ленина в вопросе великорусского меньшинства. Но не это — главное.

Оказывается, судя по интонации, Ленин считает, что либералы и реакционеры не правы, когда утверждают, что в государстве должен быть общий и обязательный для изучения государственный язык.

Чем оправдывают необходимость обязательного государственного языка те партии, которые его защищают?
«Доводы» черносотенцев, конечно, коротки: всех инородцев необходимо держать в ежовых рукавицах и не позволять им «распускаться». Россия должна быть неделима, и все народы должны подчиняться великорусскому началу, так как великороссы будто бы были строителями и собирателями земли русской. Поэтому язык правящего класса должен быть обязательным государственным языком. Господа Пуришкевичи даже не прочь бы и вовсе запретить «собачьи наречия», на которых говорит до 60% невеликорусского населения России.

Обратим внимание на то, что Ленин сходу устраивает ругань и ведет изложение чужой позиции в саркастически оскорбительном тоне. Интересно, чем это вызвано? Только ли манерой изъясняться ВИЛа или какими-то сиюминутными политическими причинами, которые в данном случае делают оправданным такой тон? Со своей стороны, замечу: хотя доводы черносотенцев и «коротки», но они вполне разумны в рамках существующего мира, а не неких теоретических предпочтений для возможного далекого будущего. Более того, не совсем к месту называть "ежовыми рукавицами" обязательное изучение языка межнационального общения в стране. Сегодня (как во времена Ильича, так и в наши) страна должна сплачивать население безотносительно к тому, влились ли в нее недавно инородцы, не владеющие государственным языком, или нет. Иначе страна распадётся. И утверждать, что это не верно или противоестественно, по меньшей мере, - странно.

Пусть "мост", который строили русские, – с каких-то позиций и не очень хорош. Но в мире нет идеальных "мостов". А, не будучи уверенным, что новые связи вообще удастся построить даже усилиями всех, выступать против объединения усилий, укрепляющих существующие, – странно и не продуктивно. Потому что жизнь без моста или потеря не очень хорошего – по-любому хуже, чем пользование плохоньким. И не стоит забывать, кто этот мост построил, проявив в процессе строительства компетенции и умения, не говоря уже о потраченных усилиях.

Потом, придя к власти, Ленин будет призывать к "похабному" миру, который лучше потери власти… Положение во главе государства обязывало...

Позиция либералов — гораздо «культурнее» и «тоньше». Они — за то, чтобы в известных пределах (например, низшая школа) был допущен родной язык. Но вместе с тем они отстаивают обязательность государственного языка. Это, мол, необходимо, в интересах «культуры», в интересах «единой» и «неделимой» России и т. д.
«Государственность есть утверждение культурного единства... В состав государственной культуры непременно входит государственный язык... В основе государственности лежит единство власти, и государственный язык — орудие этого единства. Государственный язык обладает такой же принудительной и общеобязательной силой, как все другие формы государственности...
Если России суждено пребыть единой и нераздельной, то надо твердо отстаивать государственную целесообразность русского литературного языка».
Вот — типичная философия либерала относительно необходимости государственного языка.

Ну, пусть это и позиция либерала, но доводы у нее сформулированы вполне понятно и разумно. И с ними, как и с черносотенскими доводами, пока Ильич не спорит. И, скорее всего, не спорит по тому, что контраргументов у Ленина нет.

Приведенные слова заимствованы нами из статьи г. С. Патрашкина в либеральной газете «День» (№ 7). За такие мысли, по вполне понятным причинам, черносотенное «Новое Время» наградило жирным поцелуем автора их. Г-н Патрашкин высказывает здесь «вполне здравые мысли», заявила газета Меньшикова (№ 13588). За такие весьма «здравые» мысли черносотенцы постоянно хвалят и национал-либеральную «Русскую Мысль». Да и как не хвалить, раз либералы при помощи «культурных» доводов пропагандируют то, что так нравится нововременцам?
Русский язык — велик и могуч, говорят нам либералы. Так неужели же вы не хотите, чтобы каждый, кто живет на любой окраине России, знал этот великий и могучий язык? Неужели вы не видите, что русский язык обогатит литературу инородцев, даст им возможность приобщиться к великим культурным ценностям и т. д.? Все это верно, господа либералы,— отвечаем мы им. Мы лучше вас знаем, что язык Тургенева, Толстого, Добролюбова, Чернышевского — велик и могуч. Мы больше вас хотим, чтобы между угнетенными классами всех без различия наций, населяющих Россию, установилось возможно более тесное общение и братское единство. И мы, разумеется, стоим за то, чтобы каждый житель России имел возможность научиться великому русскому языку.

Как это бывает у людей, считающих групповщину допустимым методом достижения политической победы в споре, Ленин указывает, что черносотенцы поддерживают либералов в этом вопросе. И уже одно это должно делать их общую позицию не здравой, а лишь указывающей на достигнутый здесь политический консенсус (Ильич берет в кавычки здравомыслие). Но где же аргументы, подтверждающие ущербность позиции двух больших групп населения, кроме того, что эта позиция поддержана и теми и другими?

Получается, что иронизировал Ленин совершенно напрасно, так как против тезисов либералов и черносотенцев он возразить с разумных позиций не может. Более того, он, фактически, пока государственные интересы, как значимый фактор, обошел вообще стороной, а ограничился несколько убогой пользой от знакомства с русским, как языком, на котором есть что почитать. Мы же сквозь прошедшие года спросим: ну, и что? Почитать не менее указанного есть и на французском и на английском. Этого достаточно, чтобы какой-то из них сделать государственным в РФ? Пока нет ответа…

Мы не хотим только одного: элемента принудительности. Мы не хотим загонять в рай дубиной. Ибо, сколько красивых фраз о «культуре» вы ни сказали бы, обязательный государственный язык сопряжен с принуждением, вколачиванием.

Ха-ха-ха! Вот вам и современный либерал поддержит большевика Ленина. Это же их доводы, когда сегодня говорят, о необходимости добровольности и выступают против государственного тоталитаризма в виде единой идеологии, к примеру! Давайте введём добровольное, а не принудительное образование. Простите, а без элемента принудительности кто вообще в школу-то пойдет, особенно, в платную? Но и это не главное. Важнее: в какую школу пойдет «доброволец»? Перечислим возможные тогда варианты: церковно-приходская, медресе, хедер или атеистическая. А что? Вполне себе образование «добровольное» в рамках некоторых национальных или еще каких меньшинств, в которые отправит отрока папа или мама. Еще можно представить сразу же обучение (и высококачественное!) в школах «независимых» некоммерческих структур (есть такие и сегодня в Москве), которые получают денежки на содержание не понятно от кого и не понятно для какого образования. Даже странно от такого прагматика слышать столь смехотворные, не побоюсь этого слова, доводы.

Образование не бывает абстрактным. Образование всегда будет иметь национальный или еще какой оттенок. С основами какой религии «прикажете» "добровольно" знакомить подрастающее поколение? Как на счет – сатанизма и равенства сексменьшинств?

Мы думаем, что великий и могучий русский язык не нуждается в том, чтобы кто бы то ни было должен был изучать его из-под палки.

А мне, честно говоря, не важно, что вы думаете в такой то постановке вопроса. Важно, товарищ Ленин, почему вы так думаете, и важно, что получится при вашем подходе в будущем. Я вполне доподлинно на основании послезнания могу утверждать, что там на национальных окраинах СССР совсем и не тому, получается, учили, раз сепаратизм при первой же возможности расцветал неоднократно в самых разнообразных формах, начиная от восстаний и кончая значительной долей эмиграции некоторых нацменьшинств.

Мы убеждены, что развитие капитализма в России, вообще весь ход общественной жизни ведет к сближению всех наций между собою. Сотни тысяч людей перебрасываются из одного конца России в другой, национальный состав населения перемешивается, обособленность и национальная заскорузлость должны отпасть.

Ну, и что же тогда вас, Владимир Ильич, пугает в принудительном изучении того языка, который и облегчит жизнь меньшинств в тяжелых условиях капитализма? Ведь эти условия являются реалиями, которым альтернативы тогда не просматривалось от слова совсем? Сближение наций не должно подталкиваться в выгодном для государства направлении? Полноте! Это государство будет в себе постоянно само растить зародыши сепаратизма. А мир пока повсеместно руководствуется эгоистическими и совсем и не нашими интересами.

Те, кто по условиям своей жизни и работы нуждаются в знании русского языка, научатся ему и без палки. А принудительность (палка) приведет только к одному: она затруднит великому и могучему русскому языку доступ в другие национальные группы, а главное — обострит вражду, создаст миллион новых трений, усилит раздражение, взаимонепонимание и т. д.

Это из чего следует? А не из чего. Утверждение сродни тому, что обучение из-под палки пению приведёт к дополнительным трениям среди учеников, умеющих петь и не умеющих… Вы предлагаете не работать с теми, кто сегодня не нуждается на окраине в знании русского? А на каком основании они будут считать себя членами единого государства? Они, будучи брошенными, могут быть воспитуемы совсем и другими внешними силами, как это было и в нашей Ср. Азии и в нашем Закавказье и не только...

Кому это нужно? Русскому народу, русской демократии — этого не нужно. Он не признает никакого национального угнетения хотя бы и «в интересах русской культуры и государственности».

Ну, за русский народ я бы так не поручался. Ведь, русский народ всегда добродушно и позитивно общался с любыми нацменами. Чем лучше нацмен понимает русского, тем меньше трений и недомолвок между ними. Получается, что этот вывод – с точностью до наоборот…

Вот почему русские марксисты говорят, что необходимо: — отсутствие обязательного государственного языка, при обеспечении населению школ с преподаванием на всех местных языках, и при включении в конституцию основного закона, объявляющего недействительными какие бы то ни было привилегии одной из наций и какие бы то ни было нарушения прав национального меньшинства...

Привилегии здесь не у нации, а у знающих русский язык. Так что русские «марксисты» тут в лице Ленина несут явную ахинею, путая равенство с уравниловкой. Если я знаю армянский к русскому, то у кого есть преимущество? Ужель у того, кто знает только русский? С этой точки зрения русскому не выгодно всеобщее обучение русскому языку. Но этот довод – на столько не значителен, что перебивается массой других более значимых и упомянутых уничижительно в начале статьи, которые Ленин так и не разобрал, хотя проигнорировал их по принципу: раз умное слово сказал его оппонент, значит, оно умным быть не может. 😊

Дааа… Пролетарская правда печатала материалы, мягко говоря, сомнительного качества. Даже если считать, что из Женевы Ленину что-то виделось такое, что мне не известно сегодня.

Пролетарская правда. 1914. 18 января. № 14 (32).

Полн. собр. соч. Т. 24. С. 293—295

Tags: Ленин, империя, история, национальный вопрос, образование, политические манипуляции, право наций на самоопределение
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo mmv13 december 25, 2017 13:45 3
Buy for 100 tokens
Материал Деда Сергеича о равноправии национальностей в мире подвиг меня опустить дискуссию на внутригосударственный уровень. В ООН один голос имеет и лимитроф с населением в миллион человек, и государство, в котором проживает на порядок больше граждан. Что же тогда говорить о…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments