mmv13

Categories:

Послевоенный полуживой Сталин.

Руководил ли страной с лета 1922-го заболевший Ленин? Управлял ли Союзом на излёте своей жизни дряхлый Брежнев или этим занимались его соратники? Не ясна и ситуация послевоенных сталинских лет. Посудите сами. СССР, победив во 2МВ достиг в мире такого статуса, которого Россия не имела ни в один из других периодов существования. Советские управленцы внесли не последний вклад в успехи страны и делами доказали свою состоятельность. Тем самым была сформирована и обкатана очень конкурентная руководящая команда, которую оставалось только аккуратно шлифовать. К этому моменту уже и новые кадры, воспитанные на коммунистической идее и свершениях Союза, были готовы подставить плечо начинавшим уставать заслуженным ветеранам… Но элиту «принципиальных партийцев» вместо добровольных и выборочных проводов на покой, вместо  взвешенных замен захлестнула череда хаотичных репрессивных процессов, отражавших лишь низменные интриги борьбы за власть под надуманными коррупционно-шпионскими предлогами.

Не успевали по иерархической лестнице расставиться, заматерев, команды Маленкова и Берия, как их начали скопом выметать ставленники «ленинградской группы». Которых, в свою очередь, молниеносно выбрасывали «на свалку» вернувшиеся и удержавшиеся, объединившись с хрущёвцами. Ответчиком за вакханалию непродуманных перестановок, расстрелов и скоропостижных таинственных смертей историки всегда назначали «всесильного кровавого злодея». Понять, зачем это ему было надо на старости лет, лично мне не представляется возможным… 

Чем больше приглядываешься к послевоенной картине, тем мозаичнее и искажённее она предстаёт в противоречии деталей. «Всесильный» Сталин собрал «единомышленников», которыми собственноручно рулил, и для которых являлся непререкаемым авторитетом. Но силы любого руководителя не бесконечны? Когда-то способность вождя следить за всем и всеми должна была снизиться из-за длительных перегрузок, наложенных на совсем и не юношеский возраст? Многие послевоенные коллизии (в том числе, вредные разнонаправленные шатания «соратников» в борьбе за наследство) получают логичное обоснование под таким углом зрения. Остаётся понять, когда состояние здоровья Сталина могло привести к частичной или фактической утрате контроля за рычагами управления?  Ответ, как водится, лежал на поверхности. 😊

Удивительно, но разные источники в хорошо задокументированный и недалёкий от нас век путаются в показаниях, касающихся столь важной персоны и её жития. Просеять информацию на точность и достоверность — крайне сложно в силу того, что истории болезней Сталина многократно переделывали и переписывали. Но легко наложить важнейшие политические события этого периода на упоминания о состоянии здоровья «отца народов» в последние его 8 лет жизни (1945—53). И картина сразу же заиграла совершенно другими красками.

С одной стороны, происходившего никто не скрывает. Но, с другой, — никто и не пытается получить и озвучить профессиональные медицинские оценки, проясняющие, какая трудоспособность сохраняется у пожилого человека в условиях, фактически, нескончаемой череды серьёзнейших заболеваний и осложнений.

1945 год. Сталин перенёс, скорее всего, два или три инфаркта (один в феврале и два летом). А в конце года случился ещё и инсульт…

Мне кажется, даже одного этого года достаточно, чтобы снизить у вождя до «пенсионной» способность к интенсивному и всепоглощающему труду. Или, как минимум, выключить «тирана» из политической борьбы и повседневного процесса управления «хозяйством». Все мысли и ресурсы человека в подобной ситуации (ещё и на фоне обострения свойственных возрасту хронический заболеваний) невольно обращаются к подведению итогов и мыслям о вечном. Смотрим фактологию жизни главы государства в последний год войны.

Сталин, которому к тому времени исполнилось 65 лет, посетовал кардиологу профессору Мясникову на сильную устойчивую боль в области сердца и под грудиной... Добавлю со стороны: но, не смотря ни на что вождь продолжал работать и лишь сразу после завершения переговоров, в полночь Сталин отбыл на дачу и вплоть до 25 марта приезжал в Кремль эпизодически… С 25 марта Сталин вновь включился в привычный кремлевский ритм…

Военные запредельные перегрузки и отсутствие после первого перенесённого «на ногах» инфаркта даже обязательного (по предписаниям врачей) времени на лечение и восстановление могли привести только к естественному финалу: по мнению Ноймайра в мае у Сталина случился повторный инфаркт

И, несмотря на это, глава государства не мог выключиться из процесса и прибыл в Берлин поездом вечером 16 июля… Черчиллю и Трумэну он заметил: Я хотел лететь самолетом, но врачи категорически запретили» и выразительно указал на сердце... Сложнейшие многочасовые переговоры и подготовка к ним вполне предсказуемо закончились тем, что 30 июля советская делегация сообщила, что Сталин не сможет присутствовать... на заседании… Более он на конференции не появился, а состоявшийся по возвращении... из Потсдама врачебный консилиум констатировал третий инфаркт. Сталин отбыл на лечение на юг…

Почему-то историки не педалируют влияние здоровья лидера на способность к разгребанию государственных завалов, просто сообщая, что он находился в отпуске с 8.10.45 по 21.12.45. Простите, но это – не отпуск в обывательском смысле. Здесь впору говорить о долгом восстановительном санаторно-курортном лечении после тяжелейшей череды инфарктов, которые могли навсегда подорвать (или подорвали) трудоспособность вождя.

Неужели такая последовательность событий не убедила и самого Сталина в серьёзности ситуации, а историков не натолкнула на мысль, что в 1945 году у «тирана» просто не было времени на коварные интриги с далеко идущими последствиями? 😊

Конечно, глава государства с «космическими» перегрузками, находясь в инфарктном состоянии, выдюжил важнейший период согласования послевоенного мирового устройства и распределения трофеев на ялтинской и потсдамской конференциях. Но даже о правильном и полном восстановлении Сталина в ответ на столь серьёзные срывы здоровья речи не шло, чему свидетельствует А. Ноймайр: «В конце 1945 года у Сталина случился инсульт...»

1946 год. А последствия инсульта? Историки не приводят документов, словно это были лёгкие недомогания, не очень мешавшие главе государства выполнять свои повседневные обязанности.

Хотя даже в случае инсульта с незначительной неврологической симптоматикой, как наиболее благоприятного, наблюдается слабость в конечностях с сохраненной или немного сниженной чувствительностью, преходящими нарушениями зрения, головокружением и шаткостью походки. В таких случаях улучшение наступает в среднем на 2 месяц, а достаточно полное восстановление функций к 3 месяцу от начала инсульта.

Но события следующего 1946 года не рассматриваются сквозь такую призму, как будто лидер мог в это время самостоятельно и активно вести дела по всем направлениям одновременно: решать сложнейшие международные проблемы и разбираться с экономическими и социальными задачами полуразрушенного СССР, не забывая о внутренней политике, интригах и коварстве… Возможно ли подобное в реальности? С высоты своего шестидесятилетнего возраста и перенесённых болезней попроще (но со стационаром) заявляю: крайне маловероятно... 😊 А что же нам сообщают скороговоркой «довеском» к инфарктам и инсультам?

К ним добавились невралгические боли не только в области левой руки, но и в левой части нижней челюсти, и опять грипп с простудами и кашлем, ангины. Особенно тяжелыми были для него послевоенные 1946–1947 годы. В этот период у Сталина несколько раз начинались катастрофические расстройства желудка с позывами по 14–20 раз за день при очень высокой температуре. На этот раз был назван еще один диагноз – хроническая дизентерия. А к уже имевшимся болезням прибавился хронический гепатит (опять инфекционное заболевание!), атеросклероз, миодистрофия сердца.

Поневоле, даже «наркоман от власти» и «трудоголик» задумается о наследнике и распределении текущих гособязанностей. 😊 И совсем не для того, чтобы коварно проверить или попугать соратников, злорадно сталкивая их лбами. Почему же явное многофакторное ухудшение здоровья вождя лишь упоминается вскользь, а не выносится на обсуждение, как главная причина происходивших после ВОВ попыток лидера переложить основное бремя управления страной на более молодых?

Потому что тогда вся либеральная литературщина пересказов октябрьского пленума 1952 года летит «коту под хвост». И Сталин обращается к присутствующим вполне обоснованно и безо всякой хитрости и коварства: «Меня освободите от обязанностей Генерального секретаря ЦК КПСС и Председателя Совета Министров СССР. Я уже стар. Мне тяжело. Нет сил. Изберите себе другого секретаря». А ответ «испуганного» Маленкова выглядит странно, как будто он и не знал о подорванном здоровье вождя и многочисленных инфарктах и инсультах за последние годы, фактически отстранивших Сталина от «текучки»: «Нет необходимости доказывать, что Сталин должен остаться и премьером, и Генеральным секретарем. Иначе просто невозможно».

Даже если подобные речи и звучали, то они имели совсем иной прозрачный для присутствующих смысл, никак не замешанный на симоновской антисталинской театральщине: … на лице Маленкова я увидел ужасное выражение — не то чтоб испуга, нет, не испуга, — а выражение, которое может быть у человека, яснее всех других или яснее, во всяком случае, многих других осознававшего ту смертельную опасность, которая нависла у всех над головами и которую еще не осознали другие: нельзя соглашаться на эту просьбу товарища Сталина… Всех царедворцев во все времена устраивала ситуация, когда они рулили страной, прикрываясь величием и полномочиями того, кто уже ничего не мог решать.

Конечно, же я фантазирую. Но мои фантазии менее фантастичны, чем у тех, кто приписывает человеку с таким ворохом серьёзнейших не раз обострявшихся болезней возможность реально повседневно управлять государством, раскручивая интриги. Тем более, в истории болезней Сталина обнаружены различные анализы, сделанные во время болезней, записи о которых отсутствуют. Историк Иван Чигирин, например, обращает внимание на ряд «заболеваний», случившихся со Сталиным в 1946, 1947 и в 1950 году. Для них всех характерны кровавые поносы (до 20 раз в сутки) и рвоты кровью.

А нам лишь «постно» сообщают о том, что пребывание Сталина на дачах затягивалось. И приводят живописные зарисовки, как вождь озвучивал в кругу соратников очередного преемника, от чего все они «в ужасе замолкали, предчувствуя опасность и близкий конец». 😊

Когда Ельцин «работал с бумагами», то все воспринимали это, как очередное отключение от текущих забот и уход в пьянство. И говорилось: управляет не ЕБеНь, а его семья... А сообщение о том, что Сталин вернулся в Москву 22 декабря 1950 года после пятимесячного отдыха, нас должно убеждать, что он твёрдо держал бразды правления и никуда не не выпадал... И даже, когда вождь отсутствовал в Кремле больше полугода – с 10-го августа 1951-го по 12 февраля 1952 года, то и тут ничего особенного мы не должны узреть. Ну, пусть, заседание проводятся с попеременным председательством соратников. И право подписи временно переходит к кому-нибудь из них. Это же ни о чём не говорит, кроме как о «запредельной хитрости тирана». 😊

Правда, телохранитель Рыбин, рассказывая о похоронах Жданова, состоявшихся 2 сентября 1948 года, вспоминает, как охранники, по указанию Молотова, заперли Сталина в комнате и не выпустили его в сад полить цветы. Сталин фактически перестал руководить страной.

Можно верить предложенным историками объяснениям подобного факта, который более нигде не встречается, а можно усомниться...

В октябре 1949 года Сталина настиг второй инсульт, сопровождавшийся потерей речи. Последующие годы он вынужден брать длительный отпуск... (август-декабрь 1950, 9 августа 1951 – 12 февраля 1952). В узком кругу Политбюро у Сталина тогда появилось прозвище «дачник».

Простите, но эти периоды – не просто отпуск или, как сегодня, «работа на удалёнке» с полным контролем за происходящим в стране. Это — добровольная (или не очень) передача управления в руки своих заместителей.

А нам опять подкидывают «мелкие детальки»: в 1951 году у Сталина начались провалы в памяти. Хрущёв вспоминал, что, сидя за столом и обращаясь к человеку, с которым Сталин общался десятки лет, он вдруг останавливался в замешательстве и никак не мог назвать того по фамилии… Подобные явления повторялись часто…».

Летом 1952 года, осмотрев Сталина, его личный врач, академик Виноградов, обнаружил резкое ухудшение здоровья (прогрессирующий атеросклероз мозга). Он рекомендовал ему отказаться от политической деятельности и уйти на покой.

Может, не зря правили документы о болезнях вождя и проблемы начались значительно раньше? Рафаэль Гусейнов добавляет:Я не случайно говорю «судя по всему», потому что история болезни Сталина в полном ее виде, который очень важен для врачей, … не сохранилось. А личный врач академик Виноградов был посажен в Бутырку… не только лечащие врачи, в целом все окружение Сталина поменялось… был отстранен многолетний начальник его охраны Власик…

Ю. Жуков называет «спадом работоспособности» отсутствие в рабочем кабинете в течение двух третей времени за три года: в 1947 году у Сталина рабочих дней было 136, в 1948-м— 122, в 1949-м— 113. И это при ставших обычными трехмесячных отпусках.

Как тогда называть ситуацию в следующей «трехлетке» — потерей контроля за происходящим? В 1950 году, с учетом 18-недельного отпуска (болезни?), число рабочих дней — приемов посетителей в кремлевском кабинете — у него было 73, в следующем — всего 48, то в 1952-м, когда Иосиф Виссарионович вовсе не уходил в отпуск (не болел?), — 45. Хотя сам историк говорит о наличии, как минимум трех инсультов, начиная с конца 1949 года.  

Получается с 1950 года Сталин даже официально в среднем был на рабочем месте не более двух месяцев в году. А если бы понять, насколько были продолжительны эти редкие посещения Кремля…

Мне кажется, следующая информация полностью закрывает вопрос о единовластии Сталина: ... запись, сделанная в Журнале приема посетителей за 1 сентября 1949 года… в 22 ч. 00 мин... в кабинет Сталина одновременно вошли, а через полтора часа одновременно вышли (в 23 ч. 35 мин.) члены Политбюро Молотов, Берия, Микоян, Маленков, Булганин, Каганович, а также Косыгин и Первухин. С какой целью ближайшее окружение И. Сталина на полтора часа собиралось в его кабинете и в его отсутствие, можно лишь предполагать, опираясь на дальнейшие события с трехмесячным отсутствием Сталина в Кремле… было осознано, что у вождя случилось серьезное нарушение мозгового кровообращения, последствия которого будут сказываться до конца его жизни

Какой тиран разрешит подчинённым посещать без него свой кабинет? И нет смысла предполагать, что Сталин мог принимать посетителей не только в своем кремлевском кабинете, но и на дачах… Не удивительно и то, что достоверные данные о последующих инсультах, которые якобы случались у Сталина в 1950 и 1951 годах, не обнаружены до сегодняшнего дня. Мало того, В. Жухрай… категорически это отрицает, заявляя, что тяжелейший удар, перенесенный Сталиным в канун своего семидесятилетия, настолько подорвал здоровье вождя, что он практически от его последствий не оправился до конца своей жизни… Что меняет отсутствие новых не доказанных инсультов, если и старые, по мнению автора, вывели лидера из работоспособности чуть менее, чем полностью?

Увы, но предположу, что самая важная гостайна СССР – добровольное или не совсем, но фактическое устранение Сталина от руководства страной, начиная, чуть ли не с 1946 года… Такая гипотеза вполне объясняет и бесконечную грызню между членами политбюро, и неоднократные попытки вождя, якобы, организовать себе преемника, и столь густую завесу тайны, висящую до наших дней над последними годами жизни И.В. Сталина.

promo mmv13 december 25, 2017 13:45 3
Buy for 100 tokens
Материал Деда Сергеича о равноправии национальностей в мире подвиг меня опустить дискуссию на внутригосударственный уровень. В ООН один голос имеет и лимитроф с населением в миллион человек, и государство, в котором проживает на порядок больше граждан. Что же тогда говорить о…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened